пятница, 7 октября 2011 г.

Записки из подполья Fake: электротрэш из Петербурга

Премьера еще одной музыкальной рубрики «Афиши»: автор термина «найскор» и внимательный исследователь донного слоя русской музыкальной культуры Феликс Сандалов раз в две недели будет рассказывать о самых интересных феноменах потайного местного андеграунда. В первом выпуске — петербургский электро-дуэт Fake.

Текст: Феликс Сандалов 
30 сентября

Андрей Ломакин и Екатерина Атаджанова в естественной среде обитания

Искренность, былинное размежевание на «тру» и «нетру» — тема, неизбежно возникающая в разговоре о любом полуподвальном явлении. Беснуется ли не заставший исторической эпохи блэк-метала гунявый юноша в коже и шипах — сторонний наблюдатель первым делом задастся вопросом: а насколько тот правдив в своих корчах? В таком контексте искренность зачастую оказывается синонимом махрового неадеквата, но так уж получается, что чем глубже трещина в сознании музыканта, тем лучше он транслирует ту тьму, в которую мало кто отважится заглянуть самостоятельно. Поэтому вроде как нелепо задавать этот вопрос применительно к дуэту с прозрачным названием Fake, но и без него никак не обойтись.
Собственно, Fake — два разнополых и разновеликих человека из Петербурга, мастерящие кустарное гомоэротическое электро на английском языке. Удивляться вроде как нечему, дежурная история: пощечина общественному вкусу, фрик-гламур на задворках, музыкальный секс-шоп, предельно низовая музыка — но с двойным дном. За ним экзистенциальный ужас, вызываемый телесной близостью, гендерная чехарда, влечение, понятое как неизбежная катастрофа, и прочие неврозы, щедро помноженные на провокацию слушателя дилетантизмом, умышленной пошлостью и — самое вызывающее — мелодичностью, которую в подпольных кругах на дух не переносят (все вышеперечисленное щедро продемонстрировано в клипе на песню «Anal Cowboy», который мы здесь по ряду причин публиковать не готовы). Другими словами, это отличная, пусть и во всех смыслах с грехом пополам сделанная поп-музыка — без амбиций, без будущего, без царя в голове. Fake — это, конечно же, однозначная подделка, шутка юмора, субкультурное диссидентство, но, имитируя и высмеивая столь же искусственные побрякушки, Fake парадоксально оказываются ближе к настоящей жизни. К той, где бетонные заборы, сизый дым, привычная утренняя сухость во рту и окно за окном.

Если перейти на личности, то за главного в Fake Андрей Ломакин, участвовавший до этого в нескольких квазиавангардных, шумовых и откровенно отмороженных проектах, — то есть человек со стопроцентно нашенской биографией. Самым ярким пунктом в послужном списке Андрея остается легендарный порнографический пати-бэнд «Твоя обезьяна», чей сет-лист полностью состоял из песни Михаила Муромова «Яблоки на снегу», исполняемой на концертах без перерыва по десять раз кряду вплоть до окончательного морального разложения публики. Впрочем, сам Андрей к тому же шумовому периоду относится критично: «Всю жизнь выворачивать ручки громкости на максимум и с суровой миной на заплывшем синькой лице жать педальки дисторшн — тупость и позерство, идущие от осознания своей творческой импотенции. Как и пресловутая «галлерейщина», попс комичен в своей непроходимой тупости шаблонов, и это хороший повод посмеяться над самим собой и местечковой писичностью».
Fake получается таким же экспериментом, как игры с условными глитчем или микроволной, вот только, по словам Ломакина, писать четко очерченные поп-песни намного сложнее и увлекательнее. Что, между прочим, вполне вписывается в отработанный десятком (Chris & Cosey, KMFDM, Cabaret Voltaire и т.д.) западных коллективов и творческих единиц сценарий — всласть отгрохотать свое в рамках индустриально-шумовой сцены, а потом с оттяжкой взяться за форменную гопотеку с телемой и перверсиями.

Но нас интересует именно та родная, корневая безуминка, которая мелькает где-то на фоне эротичных стенаний вокалистки Fake Катерины (NB: накануне публикации девушка коллектив покинула, на чем, правда, его история не кончается, зато начинается период поиска нового голоса). Среди безусловных влияний Андрей приводит не только очевидных Die Antwoord, Black Devil Disco Club, Miss Kittin, но и постсоветское диско в лице Олега Газманова, Господина Дадуды и Бориса Моисеева — так показная тяга к пороку логично смыкается с искренней симпатией ко всяческой ущербности. Неожиданно в перечень врывается группа «Барто», но Ломакин сразу уточняет: «Хочется чего-то поприятнее, да и у нас-то писек больше в песнях, а у них — социальщина».

И с «письками», и с «поприятнее» получилось на славу: так мог бы звучать гипотетический кроссовер между поздним Spiritual Front и ранними Cheese People — вот только с нулевыми шансами на то, что называется «успехом». По этой причине Fake и открывают эту рубрику, а не появляются на правах «новых русских» на соседних страницах — там ведь речь о том, что «хорошая молодая современная рок-группа не может позволить себе выглядеть плохо», а Fake-то как раз могут, да и на звание хорошей группы не претендуют. От околошумового генотипа никуда не денешься: пока большинству людей слово «самодеятельность» представляется уничижительным, это откровенно дилетантское предприятие не имеет хоть сколько-нибудь широкой перспективы; каким бы остроумным ни был конечный результат, дойдет он лишь до ограниченного круга маргиналов-ценителей. Даже выступают Fake исключительно с единомышленниками из числа отпетых найскор-подвижников — и эта осознанная обреченность добавляет их музыке необходимую горечь, без которой вряд ли бы она так притягивала к себе.

Не слишком типичная в своем спокойствии, но от того не менее прекрасная песня Fake, не попавшая на промо-альбом «We Are Fake»

Подумав, Ломакин добавляет: «С одной стороны, весь этот «пей, е...ись, веселись» и есть фейк. С другой стороны, глядя внутрь себя, ничего краше и натуральней не сыщешь».
Тру.

Промо-альбом «We Are Fake» можно скачать здесь.
Оригинал статьи:http://www.afisha.ru/article/underground_fake/

Группа  Fake вконтакте:http://vkontakte.ru/club4489865#/club14654104

Комментариев нет:

Отправить комментарий